«Регулярные полеты на биотопливе начнутся уже в следующем году»


Продвижение биотоплива на авиационном рынке будет зависеть от нескольких составляющих: политики государств, бизнес-стратегий компаний-производителей, развития сельскохозяйственного направления и химических технологий. Об этом в интервью АТО рассказал вице-президент подразделения гражданских самолетов Boeing по экологической и авиационной политике Билли Гловер.

АТО: Участники авиационного рынка делают различные прогнозы о том, какую долю в ближайшие десятилетия займет биотопливо на авиационном рынке. В частности, генеральный представитель IATA в России Дмитрий Шамраев привел два варианта прогноза: по наиболее оптимистичному — к 2050 г. 100% рейсов будут выполняться на биотопливе, по пессимистичному — его будут использовать на 40% полетов к 2040 г. Могли бы вы сделать свой собственный прогноз на 10 или 20 лет?
Б. Г.:
Да, представитель IATA продемонстрировал различные прогнозы, основанные на разных исходных данных. Существуют разные оценки, однако, на мой взгляд, утверждать что-либо определенное сейчас преждевременно.
АТО: Когда авиакомпании перейдут от экспериментального использования биотоплива к постоянному, применяя его одновременно со стандартным авиационным керосином?
Б. Г.:
Я думаю, что это произойдет в следующем году, сразу после сертификации биотоплива, которая должна завершиться в ближайшие несколько месяцев.
АТО: Кто из авиаперевозчиков первым начнет использование биотоплива на постоянной основе?
Б. Г.:
Я думаю, что это будет кто-то из перевозчиков, уже подписавших долгосрочные контракты на поставку такого топлива. Но могут быть и другие авиакомпании. Сейчас несколько предприятий объявили о планах производства биотоплива. Полагаю, что в следующем году они произведут небольшой его объем, и я могу определенно сказать, что нескольким авиакомпаниям очень хочется быть первыми. Поэтому не исключено, что сразу ряд перевозчиков станут летать на биотопливе. Весь вопрос сегодня в рыночных условиях. Несомненно, потребуется несколько лет для того, чтобы новое топливо стало общепринятым стандартом, хотя бы потому, что сразу не удастся производить большие объемы.
АТО: Потребуется ли изменение инфраструктуры ТЗК для работы с биотопливом?
Б. Г.:
Нет. Всю существующую на сегодняшний день инфраструктуру можно будет использовать при заправке самолетов биотопливом. Поскольку в результате процесса переработки биоматериала мы получаем топливо, идентичное тому, что используем сейчас. Аэропортам не придется менять что-либо в системе топливозаправочных комплексов. Топливо разных типов можно будет смешивать, и это одна из фундаментальных идей, так как в этом случае нет необходимости менять самолеты и двигатели.
Все существующие самолеты, включая ВС, произведенные в России, смогут летать на биотопливе без проведения каких-либо дополнительных модификаций. То, что новый вид топлива должен иметь те же характеристики, что и существующий, было прописано в спецификациях. Это необходимо для получения скорейшей отдачи от применения биотоплива. Если бы создавалось уникальное топливо, которое потребовало бы изменения двигателей или планера, то тогда прошло бы много лет, прежде чем мы получили бы прибыль.
АТО: Биотопливо можно производить из различных растений. Какой варианты вы считаете наиболее оптимальным?
Б. Г.:
Альгае — очень хороший выбор, это растение весьма выгодно использовать. Оно вдвое увеличивается в объеме уже через 24 ч. 35–40% можно использовать для производства топлива. Но это не единственный вариант. Не стоит рассчитывать на то, что биотопливо будет производиться из какого-то одного растения. Для коммерчески успешного проекта необходимо несколько типов, это даст большую уверенность в бесперебойности производства и поставок.
АТО: По вашему мнению, когда биотопливо станет коммерчески эффективным?
Б. Г.:
Превращение биотоплива в коммерчески эффективный проект зависит от технологий, по которым выстраивается производство, и, собственно, от сельскохозяйственных возможностей. Это вопрос инфраструктурной сети, которая включает в себя сельское хозяйство, химию, производственный процесс — все вместе. Ну и, конечно, экономика также будет очень важна. Это сочетание инноваций различных областей и взаимодействие тех направлений, которые могут предложить что-либо новое для всего процесса. Во время проведения нашего исследования в различных регионах мы попытались создать общую картину и помочь различным компаниям (которые могли до этого друг друга не знать) создать единую сеть производства. Например, на Северо-Западе США, в Сиэтле, в этом году был подписан меморандум о взаимопонимании между 14 перевозчиками и новой компанией, которая должна будет поставлять биотопливо авиакомпаниям на долгосрочной основе. Эта компания — Altair — работает вместе с сетью поставщиков, которые получают топливо из растения камелина. У данного проекта очень большой потенциал, ­Altair работает над сельскохозяйственной составляющей, за процесс химической переработки отвечает нефтеперерабатывающий завод, за доставку топлива — аэропорт. Они все выстраивают общую цепочку.
С другой стороны, например, в Китае этот процесс выглядит иначе. Boeing с двумя другими компаниями подписал соглашение с правительством Китая, чтобы провести серию семинаров, на которых будет предоставлена образовательная информация и изучена возможность для взаимодействия. Это даст представление о существующих технологиях и бизнес-возможностях, после чего государственные структуры примут решение. Если они решат продвигаться дальше, то уже определено, что производством будет заниматься PetroChina, а Air China станет первой авиакомпанией, которая полетит на биотопливе. Госструктуры предполагают, что в ближайшие два-три года этот проект вырастет до сети поставок биотоплива.
АТО: Каким образом правительства разных стран могут влиять на внедрение биотоплива различными авиакомпаниями?
Б. Г.:
Биотопливу необходимо будет завоевать свое место на рынке с помощью конкурентных экономических показателей и данных по влиянию на окружающую среду. Приоритеты и решения, вынесенные правительствами, также могут оказать значительное влияние в этом процессе. Китай, например, сейчас демонстрирует очень большую заинтересованность в получении собственных энергоресурсов, особенно экологически чистых, поэтому он крайне серьезно относится ко всему процессу: результат необходим как можно скорее. В США правительство заинтересовано в том, чтобы быстрее сделать биотопливо конкурентоспособным. Поэтому они начали инвестировать в исследование и развитие подобных проектов с самого момента их появления. Это два примера того, как начинаются подобные процессы.
Крупные нефтяные компании также вовлекаются в этот бизнес, так как они видят для себя новые возможности. И даже относительно небольшие компании из этого сегмента начинают заниматься данным направлением, поскольку они хотят получить биотопливо как можно скорее. Что касается Boeing, то мы считаем развитие проекта биотоплива стратегически важным для компании, ведь нам необходимы экологически чистые энергоресурсы, чтобы продолжать производство и поставку самолетов. Но, с другой стороны, мы не намерены превращаться в топливную компанию, поэтому нам не надо диверсифицировать инвестиции, чтобы занять нишу на топливном рынке.
В будущем появятся более сложные варианты производства топлива, новые виды растений и компонентов. Что касается следующих шагов Boeing в данном направлении,  то мы будем способствовать уточнению спецификаций биотоплива, дабы быть уверенными в том, что в итоге заводы будут производить такое топливо в соответствии с единым стандартом.

Читайте также  Ставки сборов и тарифы за наземное обслуживание воздушных судов в 30 крупнейших аэропортах России